Статті
Все самое крутое на Burning Man 2018
Безумные проекты, смелые костюмы, невероятные подарки самого креативного фестиваля планеты
20 вересня, 2018
avatar
Олексій Здебський
Редактор в Telegraf.design
Мы любим тексты без ошибок. Если вы все же их обнаружили, выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Столько украинских бернеров Невада никогда не видела. Telegraf.Design узнал, что их впечатлило больше всего и за чем нам всем стоит поехать на Вurning Man в следующем году.


Элла Василевская, media relations Ukrainian Burners

Вы, конечно же, слышали рекламные фразы о Burning Man в таком роде «там все бесплатно, алкоголь, еда, сумей только достать билет». Это правда, но важен и контекст этой фразы. На Burning Man нет денежных отношений и коммерческих брендов. Но больше половины участников приезжают дарить подарки Playa – самые разные, какие только можете представить и не можете.

Самый крутой подарок, который я получила в этом году – это 20-минутный полет на американском самолете Cessna вокруг Блэк Рок Сити. В свободное время пилоты, владельцы самолетов могут подарить тебе полет, рассказать про свое авиа-комьюнити и даже дать порулить джетом.

Нужно просто встать рано утром, примерно в 3 утра, и отправиться в аэропорт, занять место в числе первых. И… вуаля! Ты уже идешь по территории взлетной полосы, рассказывая пилоту, откуда ты и какой по счету Берн. Это невероятные ощущения!

Анастасия Ковальчук, режиссёр

Мне безумно понравился этот необычный арткар, который представлял украинский кэмп Куренивка. Строгость и минимализм выделяли его из сотни других (спроектировал Женя Засуцкий).

Самый красивый Берн для меня во время бури. Этот градиент цветов завораживал меня. Ты, как в каком-то фантастическом сне, едешь в серость и вдруг появляются арт-объекты, люди, фигуры. И не хотелось смотреть на экран камеры, а просто ехать и ждать, что вынырнет следующим.

Боинг посреди пустыни. Я даже не знаю, что добавить. Мне вообще очень сложно найти нужные слова для описания Берна, так как все настолько необычно.

Ну и бары. Их было так много. Из моих любимых – горящий бар с потрясающими коктейлями и джаз-бар с невероятными музыкантами.

 

Елена Година, дизайнер

Неоновый Лес.Это название мы с друзьями сами дали этой инсталляции. Когда заходишь в нее, появляется ощущение, что ты оказываешься в волшебном лесу параллельной галактики. Это действительно «Лес» светящихся 5 метровых столбов, которые зациклены между собой в одну постоянно меняющуюся композицию. Когда я впервые туда зашла, я минут 5 ходила с широкими глазами и не могла ничего сказать, а рядом парни сидели на песке между столбов света и играли на губной гармошке и барабанах.

Сожжение Храма. Каждый год строится новый храм, он не принадлежит какой-либо религии. Это просто сильное энергетическое место, куда можно прийти и подумать о своих проблемах, боли, оставить записку, попрощаться с близким. Мне запомнилось фото удава с подписью «Ты был хорошим другом, спасибо тебе, Ник».

А в последнюю ночь его сжигают. И это такой сильный момент – около 40 тысяч человек садятся в круг и в абсолютной тишине смотрят, как горит Храм, у большинства слезы на глазах. А потом в конце, когда храм падает, волной по кругу прокатывается крик «уоооу!», и когда эта волна доходит до тебя и ты тоже кричишь, то по всему телу идут мурашки.

Umbrella – это название мы тоже сами придумали. Это – огромный (где-то 8 метров в диаметре) зонт, который стоит посреди пустыни, и на котором под классическую музыку показывают световую инсталляцию. Все люди просто лежат на песке и часами смотрят на завораживающее (правда, другого слова не найдешь) сочетание игры света и музыки.

Зеркальный человек. Я встретила его в Неоновом Лесу. Он шел среди столбов света и переливался каждым кусочком своего зеркального костюма. Зеркало покрывало не только его костюм, но и лицо, и руки. Помню, я тогда подумала,что «ну нет, это слишком хорошо, чтобы быть правдой». Я даже подошла и дала ему пять и сказала, что он классный.

Закат на Playa. Закаты и рассветы на Burning Man это вообще что-то особенное каждый раз. В момент, когда солнце заходит за линию гор, все люди начинают громко завывать, как индейцы.

Но мне больше всего запомнился закат, когда я взяла плеер и поехала одна кататься на велосипеде по Playa. Просто сидела, закинув ноги на руль и старалась как можно четче запомнить этот момент, так как именно тогда поняла, что не зря проделала весь этот путь и приехала в пустыню.

Дана Космина, архитектор, художница

На фестиваль Burning Man 2018 меня привела инсталляция от бюро из Вашингтона Rhodes design studio. Благодаря участию в создании инсталляции Resolute Arch, я смогла приехать раньше на событие и уехать позже. Это немаловажный факт, ведь только так я смогла ощутить абсолютное эфемерное состояние города.

Пребывая еще в этом полупустом новосозданном городе, мне пришло чувство, что самая замечательная инсталляция в Блэк-Рок-Дезерт из всех проектов – это его естественная дымка от пустынного песка. Микрочастицы, поднимаясь в небо, создавали невероятную мистичность пространства, которую не передаст ни один снимок, только лишь пребывая там и прижмуривая глаза, возможно ощутить себя песчинкой в буре.

Самое впечатляющее из привнесенного человеком для меня стали гибридные коллективные виды транспорта. Так называемые арткары курсировали 5 миль в час по всей территории, обгоняя их с легкостью на велосипеде порой хотелось сбавить скорость и подсесть в них, чтобы отдохнуть.

А в последние дни пребывания на Burning Man, когда половина города исчезла и ориентироваться было крайне сложно, один из таких арткаров не дал потеряться в пустыне и довез прямо под палатку.

Визуально очень порадовали проекты, работающие с зеркальными, пушистыми, электрическими и дымовыми материалами, а также шоу 400 летающих дронов не могло оставить меня равнодушной к новым технологиям. Доминанта города с запыленным зеркалом, отражающим Burning Man, была инсталляция The ORB от Bjarke Ingles, особенно впечатлила своим конструктивом.

Концептуально из всех изобилий проектов меня поразил Храм от Лондонского бюро Mamou-Mani Architects. Храм на Burning Man занимает центральную часть города. Некоторые знакомые приезжали на фестиваль даже просто ради того, чтобы посетить его.

Функция Храма сравнима со шкатулкой воспоминаний, которую наполняют люди со всего мира личными воспоминаниями об утраченных близких. Круглый в плане, он имел доступ со всех сторон, не диктуя посетителям лишь один главный вход.

Комплексная структура из треугольных сборных деревянных сегментов создавала воздушность и многослойность. Каркасность проекта давала возможность для размещения всех воспоминаний в разных уровнях, не ограничивая никаким образом плоскостями. Это наслоение личных вещей на деревянный костяк структуры как-будто формировало живой слой о тех, кого уже нет рядом. Очень смешанные чувства, и я предпочитаю промолчать о той грусти, которая меня поглотила, когда я наблюдала последний день Храма в огне. Привезла с собой 2 гвоздя, 1 шуруп и пепел в Киев.

Ро Русаков, путешественник, организатор Hedonism festival

Самый опасный арт-объект на БМ. Залезая туда в желтом парике до колен, нужно быть готовым упасть с 20 метровой высоты или как минимум разрывать руки о тросы и необработанные детали авто. Как и ожидалось, его таки закрыли для гостей на третий день фестиваля.

Только аналоговые фракталы на БМ. Возможно, самый любимый и секретный интерактив на Playa, до которого мало кто доехал.

Поделиться любовью со спящим дедушкой – святая обязанность каждого бернера.

3 часа ожиданий в аэропорту Блэк Рок Сити и как следствие лучший угол обзора. Пилоту 70 лет, из которых последние 15 он прилетает в пустыню на личном самолете.

Родина и ее вождь.

Субъективно лучший сет за 2 БМ от Rebolledo на последнем рассвете Mayan Warrior и фирменный мескаль в дополнение.

Соседские монстр-кар и монстр-леди.

Вячеслав Гуденок, художник, скульптор

Для меня Берн запомнился арт-объектами, финальной вечеринкой в огненном конклаве и дружескими поездками-путешествиями по Playa.

Самая любимая работа на Playa – художественные скульптуры лошадей. Одна скульптура кинетическая. Сделанные из лепестков металла лошади, как-будто вечно подвижные языки пламени на фоне бескрайней Playa.

Мощь.Такое впечатление производит работа. Человек рядом восторженно смотрит на фигуру из металла, суровую и мощную.

Перфомансы Fire Conclave, которые проходят каждый понедельник вечером после окончания Burning Man. После заката солнца собираются все огненные арт-кары и инсталляции. Команды сжигают весь оставшийся пропан. Подтягиваются и другие арт-команды, кто-то открывает бар, какие-то кемпы пекут пиццу из оставшихся продуктов, с шумом и обилием яркого огня и вспышек тусовка артистов провожает неделю Burning Man. Адреналин впрыскивается сразу в кровь.

Леша Новиков, креативный директор

Арт-объект SORRY Алексея Сая. Мы отправились в пустыню специально, чтобы привезти туда современное искусство из Украины, и нас в этом очень поддержал МИД Украины, в том числе и финансово. Буквы состоят из обыкновенного потолочного офисного света, направленного просто в небо. Инсталляция очень хорошо смотрелась с дронов и, уверен, с самолетов тоже.

iSheep – стадо овец с искусственным интеллектом на колесиках. Сам факт, что они гоняли самостоятельно по пустыне и приставали к людям, меня очень порадовал. Лично я не наткнулся ни на одну из них, но видел издалека загон, в котором они ночевали. Знаю человека, которого одна из этих овец куда-то подвезла.

Случайно встретив эту штуку, мы пытались понять по внешнему виду её предназначение, но тщетно, пришлось спрашивать хозяйку. Оказалось, это коленный скутер – для тех, кто сломал ногу. Их всем хромым по желанию выдавали в Mobility Camp – лагере, который занимается исключительно тем, чтобы передвигаться по Playa было удобно абсолютно всем, а не только тем, у кого руки и ноги целы. Инклюзивная пустыня!

Ранее Telegraf.Design рассказывал о 5 фаворитах фестиваля актуальной анимации и медиа-искусства LINOLEUM, объяснив, чем они хороши.

avatar
Олексій Здебський
Редактор в Telegraf.design
Колонка

У нас є ще дещо для вас

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: