// //
Статьи

Сам себе сторителлер: как работают украинские художники комиксов

13 октября, 2017
avatar
Люба Малышева
сценарист, гейм райтер в INFOLIFE LLC | EZMob Corporation
Мы любим тексты без ошибок. Если вы все же их обнаружили, выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

В отличие от других видов иллюстрации, комикс — это помесь изображений и литературы. Он предусматривает тесное сотрудничество художников и сценаристов. При этом некоторые иллюстраторы работают в одиночку, отвечая одновременно за концепт, сюжет, раскадровку, рисовку и колоринг. В преддверии Киевского Фестиваля комиксов, мы решили выяснить у художников-комиксистов, в чем притягательность формата комиксов, преимущества работы со сценаристом или без него, и как из иллюстрации и текста создаются сильные истории.


Octane, графический роман «Некромантийя».

Кто: художник-график. Псевдоним я взяла очень давно, во времена увлечения «Трансформерами». С тех пор его не меняла, хотя увлечение сошло на нет.

Портфолио: здесь и здесь.

Почему комиксы: я люблю придумывать истории. И рисовать. Комикс — идеальный вариант, чтоб совместить и то, и другое.

Любимые иллюстраторы-комиксисты: Баранько, Чебыкин, Ледруа, Федеричи, всех и не перечислишь. В основном мне нравится их техническое исполнение и построение композиции на странице, свой уникальный стиль. Я очень ценю, когда у человека есть узнаваемый стиль.

Стиль: К своему стилю я пришла, просто не копируя чужие. Я рисую историю так, как вижу ее я, а не как советуют школы-студии-курсы. У меня есть академическое образование, но мейнстримные стили я не копировала даже когда обучалась.

Рабочий процесс: Сначала я ручкой в блокноте рисую черновой набросок пары страниц. Потом рисую на бумаге чистовой контур карандашами и линерами. Сканирую, в Photoshop корректирую, если что-то не нравится, и там же занимаюсь колорингом. Кто-то делает контур сразу в цифре, но у меня он лучше выходит на бумаге. Использую только Photoshop и графический планшет Wacom.

Эскиз некроманта

Наброски образов инквизиторов

Расскажите о сюжете вашего графического романа «Некромантийя».

Я долго не могла сформулировать, о чем же «Некромантийя». Даже рецензию не могла нормально написать. Если коротко, сюжет таков: часть альтернативного псевдосредневекового человечества осуществила свою давнюю мечту о бессмертии. Правда, для этого её представителям пришлось умереть, стать некромантами и основать свою страну (Некромантийю). А Инквизитория (местный радикальный Ватикан континентального масштаба) пытается их всячески уничтожить. На фоне этой возни у главных героев происходят приключения, иногда граничащие с абсурдом, часто пародийного характера. Постепенно они открывают тайны мира, разгадывают загадки, и всё для того, чтобы наконец привести человечество в светлое будущее.

Некроманты из комикса «Некромантийя»

Что является самой сложной частью процесса создания иллюстраций к фэнтезийному графическому роману?

Рисовать совсем не сложно. Самое сложное — придумать. Неважно, сценарий это, поза персонажа или композиция. Техническая сторона вопроса лично для меня всегда легкая. Если бы у меня был готовый сценарий и черновая кадровка, я могла бы делать по пять страниц в день.

Фрагмент первого тома, «Некромантийя»

Насколько важна символика и чем обоснован выбор цветовой гаммы в данной работе?

Символика взята из европейской средневековой традиции: кресты, готическая архитектура, понятные нам знаки смерти, божественного начала. Она прочно ассоциируется и с фракциями, и с персонажами, поэтому она очень важна. С цветовой гаммой то же самое. В разных локациях преобладают естественные только для определенной фракции цвета. У некромантов — черное, зеленое и золотое, безжизненное, у инквизиторов — белое, золотое и небесно-синее, свежее. Цвет помогает читателю ориентироваться между фракциями и персонажами.

Сравнение цветов: некромант и инквизитор

Есть ли у вас любимцы среди созданных вами персонажей?

Любимцы среди персонажей есть. Это заметно хотя бы по тому, сколько «экранного» времени я им выделяю. Но я стараюсь отходить от этого: когда ты сильно увлекаешься конкретным персонажем, страдает полотно истории.

Персонаж «Некромантий», Его Величество Некрофилакс III

Вы являетесь автором сценария и одновременно художником-иллюстратором «Некромантийи». Приходилось ли когда-нибудь сотрудничать с коллегами или другими сценаристами?

Мой первый и единственный опыт работы в команде был лет 10 назад, в одной комикс-битве. И это было ужасно, потому что каждый тянул одеяло на себя. Нет, я бы никогда не хотела это повторить. Свои истории я не доверяю никому, мне гораздо легче работать одной. Если бы меня позвали работать в команде над совершенно чужой историей, которая делается как составной продукт, думаю, я бы попыталась.

Над какими еще комиксами и проектами вы работаете на данный момент?

Сейчас я работаю над еще одним opus magnum «Душа возвращается на землю» уже по другой, совершенно аутентичной, но более дорогой для меня вселенной. И это еще не предел, так как идей для проектов много.

Александр Корешков, комикс «Серед Овець»

Кто: искусствовед, иллюстратор, аниматор, сценарист, автор комикса «Серед Овець».

Портфолио:  здесь и здесь.

Почему комиксы: быстрее было бы писать истории, но яркие образы у меня в голове, которые их сопровождают, требуют выхода. Они, как гири, которые продают в нагрузку к модному галстуку – без наглых образов история не подается.

Любимые иллюстраторы-комиксисты: знаю несколько человек, которые произвели огромное впечатление на меня и на индустрию комиксов целиком. Один из них Мебиус, в бытии Жан Жиро. В свое время очень впечатлили работы Алекса Росса. Его реалистичность превратила героев комиксов в реальных людей. После просмотра его работ уже не сомневаешься, что Бэтмен может жить в реальном мире.

И, конечно же, Хуанхо Гуарнидо, автор иллюстраций к комиксу «Блэксед»! Когда я познакомился с его работой, думал, что не смогу себя заставить нарисовать «Серед Овець». Настолько великолепны рисунки Хуанхо!

Стиль: изначально это был простой контур, отработка теней для объема, плюс разброс пятен тона для узнавания фигур. Позже, когда уже рисовал «Серед Овець», рискнул добавить цвет. Появилась потребность в некоторых, так сказать, «спецэффектах»: утренняя дымка, солнце в глаза. Но в целом стиль остался максимально простым.


Комикс «12! Поїхали!»

Комикс «Серед Овець», бараны смотрят на новые ворота

Рабочий процесс: пользуюсь планшетом. Рисую на бумаге только, когда недоступен рабочий компьютер. Но это не отменяет набросков. Без них не представляю себе процесс создания страницы. Нужно распределять на листе события, кто куда зачем пошел и что сделал. Плюс текст. Он играет немаловажную роль в комиксе. Это эмоциональные специи для рисунка. Текстом передаются звуки. Поэтому в эскизе нужно набросать все элементы страницы и распихать их по углам, чтобы не мешали один другому, а помогали.

Когда эскиз удовлетворяет заказчика, идет отрисовка чистового контура.

Потом уже цвет и прорисовка теней.

Расскажите о сюжете и истории создания комикса «Серед Овець».

«Серед Овець» появился как реакция на события последних лет. Это антиутопия. История изгоя-одиночки среди серой массы, покорной системе. Он должен сделать выбор: слиться с толпой или остаться верным себе, несмотря ни на что. Тяжело было понять, что ничего просто так не поменяется. Что обещания быстрых улучшений — это ложь. Хотелось просто показать зеркало, в котором отражается наш мир и спросить: «Как вы это терпите?!» Или: «Вы видите то же, что и я?!».

С какой целью вы использовали животные образы в своих комиксах? Что они символизируют?

История для комикса получалась неприветливая, опасная. Поэтому я искал способ подачи, который бы помог, а не отпугнул. Звери были очень кстати. Мне нужен был образ однообразной массы общества и изгоя. Крутились образы из поговорок: «Лев, воспитанный овцами, ведет себя, как овца», «волк в овечьей шкуре». Собственно, так и родился образ первой страницы: волк стоит перед воротами завода, в толпе покорных овец. А овцы стоят и… пялятся на ворота. При разработке мира овец появилась потребность в других животных. Так возникли псы — полиция, бараны — дружинники и большерогие бараны — партийные руководители.

Оба тома «Серед Овець» наполнены символикой и метафорами. А выбор цветов несет в себе какую-то смысловую нагрузку?

Я больше график, чем живописец, и к цвету подхожу с практической, функциональной точки зрения. Зачастую вынужден «вычислять», какой цвет сейчас мне нужен. Большое значение придаю стилю тоталитарных режимов. Их объединяет пафосность и чрезмерная, неуместная помпезность. Контрасты в цветах (красный с белым, красный с черным, белый с черным и т.д.). Одежда у граждан намеренно бледная, серая. Никто не позволит вам разгуливать в яркой кофточке — загребут в автозак за буржуазный образ жизни. Пионеры ходят в форме цвета хаки, дети с ранних лет привыкают быть солдатами. Есть еще дифференциация социальных слоев по цветам, но это не влияет на сюжет и почти не заметно.

Есть ли в комиксах «Серед Овець» скрытые отсылки к поп-культуре или другим арт-объектам?

Первое, что приходит в голову при просмотре комикса – это Оруэлл. Невольно получилась смесь антиутопий «1984» и «Скотный двор». Как и все другие члены, Волк носит порядковый номер. Первый генеральный секретарь партии носит номер Один. Даже плакаты у них гласят: «Первый был, Первый есть, Первый будет!». Города называют в честь Первого: Первинск, Первоград. Чем дальше от социальной вершины, тем выше номер. Так вот, наш Волк носит фамилию Сто Девяносто Восьмой, а имя Четвертый. А теперь давайте напишем цифрами:

198 4

Вот самая первая отсылка к творчеству Оруэлла. Я уже не помню, что конкретно где лежит, но каждая цифра в комиксе имеет отсылку к событиям, связанным с Советским Союзом или его последствиями. Искусство плакатов советского периода является основополагающим в стилистике плакатов во вселенной овец. Некоторые плакаты так хороши, что очень захотелось создать аллюзию на них. К примеру, плакат Кукрыниксов:

 

Советский плакат (справа) и комикс «Серед Овець» (слева)

Вы одновременно являетесь и сценаристом, и иллюстратором. Какие плюсы и минусы можете назвать в работе в одиночку?

При создании комикса в одиночку катастрофически не хватает времени. Объём работы большой, хочется побыстрее, но… Спешка снижает качество комикса и приходится возвращаться и переделывать — заказчик недоволен. Радует то, что ты сам и есть заказчик.

Как насчет сотрудничества с другими художниками и сценаристами? Был ли у вас подобный опыт?

В 2016 году мы с Андреем Хохолкиным издали первую часть нашего комикса «12! Поїхали!», вышли с ним на Киевский Комик Кон 2016 и получили лестные отзывы от читателей. Производство второй части приостановилось. Возникшая пауза дала мне возможность начать «Серед Овець». Затем я полностью переключился на свой комикс, а Андрей вынужден был искать другого художника. Участвовать в совместных проектах тяжело: мне хочется сделать много своего. Поэтому истории других авторов мне сейчас не интересны. Другое дело художники. Мне бы не помешала помощь, но… У хорошего художника обычно большие амбиции. Ему хочется реализовать себя в той же степени, что и мне. Платить нечем (проект «Серед Овець» нельзя назвать особенно прибыльным). Мне тяжело делегировать полномочия в таком деле, как создание образов. Есть страх, что всё сделают не так.

Над какими проектами работаете на данный момент?

Стараюсь доделать третью часть «Серед Овець» до Нового Года. В целом планируется выпустить шесть частей. Но мы анонсировали еще один проект — комикс «ТИША». Это история двух братьев-подростков в городе, где все умерли. Выжившие попрятались от чудовищ по углам и выживают, как могут.

Обложка анонсированного комикса «Тиша»

Хотелось бы обратить внимание на логотип внизу обложки, он есть и на комиксах «Серед Овець».

Это молодое издательство, благодаря которому мы можем читать комиксы про овец и, в будущем, комиксы «Тиша». Благодаря VOVKULAKA люди смогут увидеть проект «Життя Серед Овець». Это социальный арт-проект, но выполнен он в стиле плакатов вселенной комикса. Презентация этого проекта состоится на Киевском Фестивале Комиксов.

Анастасия Рожкова, графическая новелла «Маша в Стране Кошмаров»

Кто: дизайнер, художница комиксов, иллюстратор.

Портфолио: здесь.

Почему комиксы: Они объединяют литературу и графику, дают возможность и рассказать историю и сделать её более наглядной, живой, удобной для восприятия.

Любимые иллюстраторы-комиксисты: Один из любимых художников Джо Сакко. Он рисует превосходные графические репортажи из горячих точек и является основателем этого жанра.

Стиль: Стиль диктует сама работа и заложенная в ней идея. Также появляются материалы, с которыми привычнее и проще работать. Думаю, я еще иду к своему стилю, мне нравится экспериментировать и пробовать что-то новое.

Рабочий процесс: Сначала я работаю с историей, с текстом. Определяю, что и на какой странице будет происходить, разделяю на абзацы. Потом делаю раскадровки. Когда уже видно, как будет идти история, есть некий ритм, я придумываю, чем её наполнить, какими будут мои персонажи, фоны, детали. Если я за компьютером, мне удобнее работать в нем, потому что планшет отлично имитирует рисование от руки. Иногда я люблю делать наброски на свежем воздухе или в транспорте.

Расскажите о последней работе — графической новелле «Маша в Стране Кошмаров». История о том, как девушка попала в плен, основана на реальных событиях. Почему были выбраны именно такие формат и тема?

До этого я рисовала истории о переселенцах, тоже из жизни. Но они затрагивали более легкие темы и не отображали полностью того, что происходит сейчас на Донбассе. Мне хотелось взять глубже, нарисовать что-нибудь более серьезное, какую-нибудь историю про плен. Алексей Бида хотел поднять проблему сексуального насилия в зоне военного конфликта. Вот мы и сошлись на этой истории.

Комикс «Пианино»

Комикс «Брошенные»

В предисловии написано, что сюжет новеллы посвящен военному беспределу и основан на реальных событиях. Были ли трудности в воплощении истории с таким количеством триггеров?

У меня была видеозапись интервью и написанный героиней текст. Эти материалы закрыты и собираются для международных судов. Но мы получили разрешение на работу с ними. Я не переживала задержания и насилия. Поэтому сложность была не в триггерах, а в том, чтобы поставить себя на место героини, почувствовать её состояние и передать его через рисунок. Например, героиня рассказывает, что её допрашивали около пяти часов в разной форме, но больше никаких подробностей. Многое тут осталось за кадром и для меня, и для читателей. Иногда приходилось делать выбор: описывать происходящие чувства и мысли героини текстом или выразить их только рисунком. Истории, схожие с тем, что пережила я сама, рисовать намного легче в этом плане. Но там как раз много личных триггеров и высокий шанс получить ретравматизацию в процессе работы.

Комикс «Маша в Стране Кошмаров»

Отличается ли рабочий процесс по созданию графической новеллы от работы над комиксами меньшего формата?

Чем больше формат, тем больше времени уходит на сам процесс рисования. А так в принципе я не вижу отличий.

Чем вы руководствовались в подборе образов и цветовой гаммы для истории?

Комикс начинается с привычного мира. Цветного, понятного и безопасного. Все, что происходит после задержания — это абсурдный, нелогичный кошмар. В нем героиня оказывается бесправной и беспомощной куклой, с которой вооруженные люди могут сделать все, что угодно. Чтобы подчеркнуть трэш происходящего, выбрали соответствующий стиль и цвет.

Фрагмент комикса «Маша в Стране Кошмаров»: от черновика к чистовику

«Маша в Стране Кошмаров» была создана вами совместно с Алексеем Бидой. Было ли для вас подобное сотрудничество новым опытом? Как вы относитесь к кооперации со сценаристами в целом?

Алексей был больше идейным вдохновителем. Выбор цветовой гаммы, образы основных персонажей — это как раз его идея. Он же и брал интервью. Сама история, текст и диалоги были взяты из жизни. Поэтому я не уверена, что его можно назвать сценаристом. Тем более, что адаптацией текста для комикса занималась я. В жизни происходит много того, что захватывает, волнует.  Я просто беру и оформляю это при помощи рисунков и слов. Но это касается коротких историй. Сейчас я, например, работаю над большим комиксом про депрессию, где хочу объединить разные интервью с методическими рекомендациями от психологов. Здесь я чувствую нехватку профессионального сценариста.

Как много времени заняла работа над «Машей в Стране Кошмаров»?

Работа затянулась почти на год. Было много технических моментов: нужно было получить разрешение на публикацию от героини, потом переговоры с донорами, потому что историю планировали печатать. В результате организация отказалась от этого комикса и решила выдать методичку.

Над какими проектами работаете сейчас?
Я познакомилась с удивительными людьми, которые занимаются миротворческой деятельностью в зонах военных конфликтов, в том числе и у нас, в Украине. Мне хотелось бы зарисовать их опыт.

Все изображения предоставлены героями интервью. 

avatar
Люба Малышева
сценарист, гейм райтер в INFOLIFE LLC | EZMob Corporation
Колонка

У нас есть еще кое-что для вас

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: