// //
Статьи

Make love and design: дизайнерские пары об отношениях и работе

21 Июнь, 2017
Мы любим тексты без ошибок. Если вы все же их обнаружили, выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Что делать, если вы связали свою жизнь не только с дизайном, но и с дизайнером? Мы собрали истории четырех дизайнерских пар и их секреты выживания в творческих союзах.


Нонна Старущенко и Глеб Капориков
графические дизайнеры, владельцы Studio LLIWELL

Н: Как же мы дизайнеры не любим шаблоны, но это жизнь, непонятно где и когда встретишься. Так вот, мы познакомились в академии, очень-очень типично все. Глеб поступал на первый курс, и наш общий знакомый попросил меня сообщить результаты Глеба. Глеб поступил и мы с ним познакомились.

Г: Ми разом вже 6 років. До цього ми спілкувались, часто бачились, працювали над спільними речами, відпочивали та подорожували просто як друзі. Коли ми почали зустрічатись, то всі жартували, що ми просто перестали розлучатись.

Н: Мы начали работать вместе, когда еще были студентами. Для меня в общей работе одним из важнейших факторов было не ощущать конкуренцию. Я училась и в школе, и в академии с творческими людьми и всегда с этим сталкивалась. С Глебом такого никогда не было: с первых дней мы работали как партнеры, равноправно, это мотивирует намного больше, чем конкуренция.

Г: Зараз в нас власна студія LLIWELL studio of creation, яку ми заснували та якою наразі керуємо. Ми займаємось брендингом та дизайном видань. Власне, студія почалася з того, що ми стали працювати разом. Так само ми разом викладаємо у Projector курс графічного дизайну.

Н: За многие годы вы знаете сильные и слабые стороны друг друга, знаете, как мотивировать партнера, какие задачи лучше решает он, какие — вы. Это эффективно в работе.

Г: Ми 24/7 разом: вдома, на роботі, на відпочинку… Час від часу жартуємо, що нас складно уявити десь поодинці — ми як одне ціле. Це відображається і на особистому житті, і на професійному. Але в позитивному руслі. Нам легше приймати складні рішення, ми постійно відчуваємо підтримку один одного, знаємо, що у непростий момент можемо прийти на допомогу. Щоправда, нерідко у вільний час обговорюємо професійні питання, але нічого не поробиш, коли наше життя просто просякнуте дизайном

Н: Мы стараемся отделять работу от личной жизни. По правде, не всегда выходит, так как наша студия  – это наш проект, ты постоянно думаешь о том, как улучшить процессы, как сделать крутые условия для дизайнеров, как решить задачу клиента и т.д… И это выходит неосознанно и беспрерывно: в душе, на выходных, за приготовлением ужина. Сейчас мы сознательно не разрешаем себе говорить о работе, переходя порог спальни. На выходных работать – тоже табу. Чтобы всегда быть здесь и сейчас, а не в тысячах мыслей, нам очень помогает занятие йогой.

 

Slider image
Slider image
Slider image

Г: Професія впливає на відносини, наше життя — це суцільний союз у стосунках і в професії. Інколи суперечки виникають і це нормально. Ми можемо досить жваво та емоційно сперечатися щодо професійних рішень, але завжди доходимо однієї думки, яка сильніша за наші окремі. В цьому й сила нашої спільної роботи.

Н: Мы с Глебом во многом схожи, но у нас могут быть разные идеи, концепты, решения или отношение к происходящему. Бывают моменты несогласия в рабочих процессах или идеях. Самое главное — это понять и услышать друг друга. Иногда наш мозг ленится и ему проще повторить свою точку зрения, нежели понять чужую. Такие ловушки нужно вовремя отлавливать и не вестись на них.

Профессия сказывается  и на быте. Мы обы — визуалы и все любим глазами. Очень тяжело пройти мимо идеальной по цвету посуды или вообще красивых и функциональных предметов. А также мы вместе обожаем готовить. И не просто что-то по рецептам, а экспериментировать и испытывать новый опыт.

Г: Коли ти довгий час в професії, профдеформація дає про себе знати! Особисто я — людина, яка не любить робити одне й те саме однаково. Тож нам притаманні експерименти у всіх аспектах життя. Дизайн-мислення так само працює у приготуванні їжі, прибиранні дому та інших побутових справах. Подорожі, вибір кав’ярні… все зводиться до того, що потрібно спробувати щось нове, отримати новий досвід. Це розширює бекграунд і допомагає в роботі. Окрім того, ми любимо справді дивні речі, тож обираючи предмети побуту, віддаємо перевагу незвичним об’єктам.

Н: От остальных пар нас отличает только сфера деятельности. Это накладывает отпечаток и на быт, и на способ мышления, и на стремления. В остальном мы тоже любим ходить в кино, на музыкальные фестивали и в кафешки. Но первое, что мы делаем, когда приходим куда-то, это оцениваем все визуально.

Г: Професійні пари — це партнери в квадраті, а то й в кубі. Це партнерство одночасно на декількох рівнях.

Коли ми прийняли рішення працювати разом, а це сталося доволі органічно, ми домовились розставити пріоритети — що для нас важливіше: робота, чи ми як пара? Навіщо ми цим займаємось, чому ми робимо це разом? У будь-якій складній ситуації ми згадуємо, чому ми працюємо і що для нас важливіше.

Н: Думаю, существует много стереотипов и страхов у людей по поводу работы с любимым. Очень часто задают вопрос, не устаем ли мы от друг друга, как разделяем обязанности или как решаем конфликты.

Мне кажется, тут нет супер-рецепта. Для нашей пары мы вывели комфортные условия, но это очень индивидуально. Нам в кайф все делать вместе, работать, готовить, ходить по магазинам, искать лучшее решения для бизнеса…Мы ценим и безумно любим индивидуальность каждого. В сложные моменты напоминаем себе, что на самом деле для нас важно, и кто. Стараемся выделять время на себя и, конечно же, вдохновлять друг друга.

Русалия и Антон Або
основатель Crony toys и арт-директор в Syndicate Clothing , иллюстраторы

Р: Познакомились мы довольно банально. В одной из соцсетей Антон увидел мое фото у общей знакомой, написал мне и предложил встретится сфотографировать (Антон на тот момент сильно увлекался пленочной фотографией). На нашей первой встрече все и было решено, но наши отношения развивались очень старомодно. Вначале мы долго дружили, потом еще дольше встречались и только потом поженились. В браке мы уже почти 6 лет, а всего мы знакомы 9 лет.

А: У нас немного разные взгляды на дизайн и иллюстрацию, поэтому нам не всегда удаётся договорится. Но в то же время мы знаем свои сильные и слабые стороны, знаем, кто, что может сделать и можем найти компромисс.

После выпуска из Projector у нас появился новый опыт в совместном сотрудничестве и я бы хотел сделать какой-то полноценный проект вместе. Например, проиллюстрировать книгу.

На личной жизни из профессионального сказывается только мой перфекционизм: я практически всегда придираюсь к работам Руси, а она иногда обижается.

Р: Я рисую всю жизнь, но только под влиянием Антона я стала этим заниматься осознанно как иллюстратор. Некоторые свои заказы Антон доверял делать мне, иногда я помогаю ему с какой-то черновой работой в заказах, которые он не успевает делать. Чаще всего это его идея, его заказ, я просто делаю то, что он меня просит. Но мы не разу не брали работу как пара и это, наверное, к лучшему. Повод для спора всегда найдется, вмешивать сюда работу совсем не хочеться.

Мы недавно закончили курс «Иллюстрация. Продвинутый» в Projector под руководством Варвары Перекрест. У нас был групповой проект и я честно попросилась поставить нас с Антоном в разные группы.

Р: Мне кажется я всегда буду в тени узнаваемости Антона как иллюстратора и дизайнера. Есть ощущение, что что бы я не делала, меня не будут принимать всерьез. Было несколько случаев, когда Антона благодарили за картинки, которые сделала я и, когда он говорил: «Это моя жена нарисовала» люди обычно отвечают :«А-а-а» с легким разочарованием.

Мы постоянно показываем свои работы друг-другу, советуемся. Мы — самые злые и придирчивые критики друг для друга. Я иногда обижаюсь на комментарии Антона, но чаще следую его советам, чем он моим. Его работы всем нравятся в любом случае. Но я не боюсь конкуренции с Антоном. Например, мы можем подать свои работы на конкурс и, если Антон побеждает, я за него радуюсь просто как его жена.

 

Slider image
Slider image
Slider image

А: Между нами возникают и творческие споры, и творческие союзы. Но, в целом, когда близкие люди занимаются одним и тем же делом, это очень поддерживает и вдохновляет.

Р: Профессия очень сказывается в повседневных вещах. Я никогда не стану покупать какой-нибудь предмет для дома, если он мне не нравится внешне. Я лучше вообще откажусь от покупки, чем принесу домой что-то, что мне не нравится. Я сильно зависима от визуального наполнения того, что меня окружает. У меня может испортиться настроение или пропасть желание что-либо делать, если в поле зрения попадет вещь, которая мне неприятна. Замечаешь несовершенство во всем. Очень сложно абстрагироваться от этого.

А: Я отношусь к этому немного проще, но в целом я полностью согласен с Русей – любовь к дизайну очень влияет на наш быт.

А: Учитывая разные взгляды на иллюстрацию, мы очень близкие по духу люди. В мелочах мы разные, а в главном схожие. У нас даже характеры схожие, видим в друг в друге своё отражение. Поэтому это сказывается на решении творческих задач.

Р: Если говорить об иллюстрации, то вкусы у нас, скорее, разные. Есть несколько художников, которые нам обоим нравятся, но рисуем мы по-разному.

Если речь идет о предметном дизайне или дизайне интерьеров, то наши вкусы в большинстве случаев сходятся.

А: Трудный ответить на этот вопрос, отличается ли наша пара от других.  Скорее всего, да. Творческие люди умеют в нужный момент абстрагироваться и нестандартно решать какие-то проблемы. Еще они более ранимы и восприимчивы к критике, даже если внешне по ним этого не скажешь.

Р: Мне кажется очень сложно разделять проблемы на работе и личные отношения, если работаешь вместе. По возможности избегайте этого.

А: Главное — научиться слушать друг друга и всегда находить компромиссы. Мир и любовь в семье  — важнее всяческих творческих разногласий и ссор.

Р: Если говорить о практических советах, вдруг вы все-таки работаете над общим проектом, стоит разделить обязанности и заниматься каждый своей частью. И, конечно, не стоит лезть с советом, если только его у тебя его не попросили.

Оля Шевченко и Женя Кудрявченко
арт-директор и руководитель Vintage Web-Production

Ж: В этом году будет 10 лет как мы вместе. Впервые увиделись мы лет 12 назад.

О: 11 лет, если точнее. У нас был общий знакомый, хороший друг Жени, который тогда работал диджеем. Вместе мы пошли на фестиваль, там и познакомились. А после разошлись каждый в свою сторону. Но потом мы впервые поехали в лагерь в Крыму.  Мне так понравилось, что я предложила снова поехать туда на следующий год.  Мы попали в один отряд и в лагере все закрутилось.

Ж:  Мы встречались. Я работал в Vintage, Оля — на фрилансе. Позже я подтянул ее к себе. В общем-то, 90% времени мы проводим вместе, работаем вместе. И от этого только получаем удовольствие

О: Вначале было тяжеловато, конечно. Когда вы вместе и на работе, и дома, позиции смешиваются, перестаёшь различать что есть работа, а что дом. Можно найти повод по личному и привзять к рабочему, «наехать» не потому что по работе что-то не так?, а потому что у таишь обид или расстроен.  Это самое неприятное и неправильное.

Со временем мы научились различать позиции. Женя часто задает мне очень правильный вопрос: “Ты меня сейчас спрашиваешь как мужа или как директора?” Он сразу расставляет все точки над “і”.

Ж: Если Оля говорит со мной как с директором, то я отвечаю ей просто как подчиненному, без привязки к тому, что она моя жена. Если она пришла в рабочее время как жена и жалуется что у нее директор дурак, то я скажу: “Да, дурак, увольняйся. Зачем он тебя мучает?” Если же она пришла каксотрудник, то никаких поблажек быть не должно.

Раньше мы надоедали друг другу и не умели отдыхать отдельно. Сейчас мы научились это делать. Можем отдыхать как вместе, как и отдельно, ездить по разным знакомым.. А чтобы не ссориться на работе, нужно четко описать свои границы: кто за что отвечает, где чьи рамки.

О: Конфликты на почве работы случались. Не в тематике разговора — о работе или не о работе — а с позиции четкого осознавания своей роли. Я сейчас являюсь сотрудником, арт-директором или я сейчас дома — жена, мама, женщина? Такие “миграции” создают эффект веселой игры. Но нужно очень четко осознавать свою позицию.

Например, нужно решить какой-то рабочий вопрос с клиентом или с подчиненным с позиции директора, а ты вдруг превращаешься в девочку и говоришь “ой, я так расстроилась…” или “я сейчас не могу, прости”, обидеться и уйти. Это не профессионально. Так и дома. Женя, например, не может давать мне какие-то указания сделать то-то и то-то. Дом — это уже моя территория.

Ж: Профессия, конечно, влияет на быт.  У нас нет заварника. Они, как на зло, все уродливие. А я уверен, что заварник должен быть прекрасным. Он ведь стоит в центре стола на семейном ужине или чаепитии с близкими друзьями. Поэтому мы завариваем чай в чашке. Когда к нам приезжают гости, я прошу, чтобы они приезжали со своим заварником.

Впервые я остро ощутил, что значит смотреть на мир глазами дизайнера, когда мы готовились к свадьбе. У нас статья «декор»  была больше, чем «питание». Тогда еще свадьба для нас была финансово очень весомым, важным событием. И когда Оля выкатила свои «хотелки», мол хочу зелёный мох, потому что это красиво, у меня просто падала челюсть. В моих планах эта статья расходов была в десять раз меньше. Но я подумал, что свадьба ведь одна (других делать не собираюсь), и поддался на зеленый мох. Вот тогда только я и оценил масштаб трагедии, понял, во что вляпался. Вопросы эстетики — не моя компетенция, Оля ими занимается и от них в восторге. Иногда вот хочется просто чаю, но… нет.

Я от этого балдею — она создает очень красивое окружение, все вещи в интерьере прекрасны. Не круто только тогда, когда заходим в магазин, где нет ценников. Потому что у Оли есть какой-то талант: если ей что-то понравилось, то, скорее всего, оно самое дорогое. Приходиться с этим как-то жить.

 

Slider image
Slider image
Slider image

Ж: Вкусы в дизайне у нас разные: Оля — за красивое, а я — за функциональное. Мы оба ценим продуманный дизайн, но меня больше тянут практичные и функциональные вещи, Оля же больше тяготеет к эстетическим и визуальным.

Оля выберет стул, на котором можна очень аккуратно сидеть на краешке, зато он будет невероятно красивым. Я люблю стулья, на которых можно, как угодно сидеть, даже с разбега прыгать. Тот, кто будет этой вещью больше пользоваться, тот и выбирает. Но у нас обоих есть чувство вкуса на такой датчик как «говно-не говно».

Ж: Я не дизайнер, я дальтоник, мне проще. Я маркетолог, даже больше стратег. Но за годы своей практики я научился отличать хорошие решения от плохих. Я могу придумать и почувствовать, как должно быть. А Оля тот человек, который, благодаря тому, что меня чувствует, делает вещи, которые с первого раза «заходят». Самое сложное — это когда твоя любимая жена принесла что-то, что считает гениальным, а ты думаешь, что это ни к чертям не годится и нужно очень деликатно попросить все это переделать.

О: Если бы кто-то кого-то прогибал в этой точке сотрудничества, то было бы красиво, но не функционально, либо же практично, но так себе. Как раз в этом месте рождаются классные рабочие споры, которые помогают порождать из двух совершенно разных позиций хороший продукт. Когда это получается и практично и красиво.

Ж: Был период, когда мы друг с другом воевали. Две сильные личности друг друга могут очень сильно потрепать или даже уничтожить. Я посоветовал бы ставить себе общую цель или общего врага, не важно как вы это назовёте.

У нас с Олей есть общий враг — это уродливость и низкопробность интернета. Мы боремся с уродливими сайтами. Когда мы создаем продукт, у нас есть то, против чего мы выступаем.

Мы рассматриваем 20 сайтов всех конкурентов в нише нашего клиента, и я говорю, что так говняно делать мы не имеем права. Наш сайт — это вызов нашему врагу. Человеку всегда надо с чем-то бороться. Если мужчина и женщина не найдет этой общей точки, они начинают бороться друг с другом. Советую найти или ради чего, или против чего бороться. Не имеет значения что это будет, это всего лишь плюс и минус. Но это то, куда нужно направлять общую энергию.

Когда мы вдвоём, у нас есть куда бросать свои силы, и тогда мы между собой не воюем, а дружим. Вот у нас с Олей все ради высокой эстетики, но об этом нужно говорить, когда уже не будет мусора в интернете. Поэтому в Украине мы пока что боремся «против».

Женя Спижевой и Катя Рахманова
каллиграфы

История нашего знакомства достаточно забавная: шесть лет назад я решилась на  путешествие автостопом из Москвы в европейские страны. Первой точкой был Будапешт и туда было удобно ехать через Киев, где мы и познакомились с Женей. Я путешествовала вдвоем с другом и, оказавшись у Жени дома, я увидела, что он занимается каллиграфией (как раз только начинал тогда). Мне это показалось ужасно интересным занятием! Тогда я и представить не могла, что из-за Жени начну тоже этим заниматься, буду проводить обучение в разных странах, что перееду в Киев и мы будем совместно снимать студию, жить и работать вместе!

Чаще всего мы не работаем над какими-то одними проектом, потому что мы ставим себе разные задачи: большая часть моей деятельности —  преподавание каллиграфии,организация мастер-классов, создание видео-обучающего материала. Женя так же занимается своим преподаванием в Projector и еще работает над логотипами, брендингом, дизайном упаковки, разработкой надписей и книжных обложек. То есть мы работаем в одной, близкой области, но обычно над разными проектами. Играет роль так же и то, что я училась на дизайнера интерьера в институте, то есть у меня совершенно нет базового графического образования. Я училась этому сама и с помощью Жени. Поэтому я не могу сказать, что мы равноправные дизайнеры, скорее Женя — дизайнер, а я  занимаюсь каллиграфией и имею крепкое теоретическое представление о том, что такое хороший дизайн. Чаще всего мы стараемся друг другу помочь: если Женя придумывает концепцию логотипа, я могу сесть и начать тоже думать об этом, рисовать и предлагать идеи, и он некоторые из них потом использует. А так же наоборот: если мне нужно что-то сделать, что он может сделать быстрее и лучше, например, векторизация или верстка, то Женя помогает мне. Обычно мы знаем каждое задание, над которым мы оба сейчас работаем, держим это в голове и, если приходят идеи касательно улучшения чего-то, делимся.

У нас довольно схожий вкус, поэтому споры относительно дизайна какой-то работы возникают довольно редко и это скорее обсуждения и выражение мнений, чем серьезный спор. Еще очень удобно, что мы разные по темпераменту люди и любим делать разную работу, такое взаимодополнение полезно и для рабочей, и для личной жизни!

 

Slider image
Slider image
Slider image
Slider image
Slider image

Так как мы работаем вместе, то находимся рядом почти круглосуточно.  Одна область деятельности дает много преимуществ! Например, по пути куда-то мы всегда рассматриваем логотипы, рекламу, графику и часто, проходя мимо нас по улице, можно услышать что-то вроде: «Смотри, опять букву «о» повесили не той стороной», «Я бы на их месте не заклеивал рекламой шикарные мраморные столбы», «И тут Клементина», «Подожди, дай я сфотографирую это народное творчество (про графити на асфальте)», «Неплохо, только «У» я бы так не заворачивала»…

Помимо таких саркастических замечаний, которые по сути означают только мысли о том, как можно сделать что-либо лучше, мы можем легко придумать новое совместное занятие, так как дизайн хорошо прокачивает навык генерации идей.

Для хорошего рабочего процесса крайне важно грамотное распределение времени — это то, над чем мы стараемся работать. Мы прошли этап, когда мы несколько лет работали дома, что было крайне плохо по нескольким причинам: во-первых, дома сложно ограничить время работы, и весь процесс становится чем-то вроде procrasti-working: когда ты и вроде и работаешь вроде весь день, а вроде часто отвлекаешься. Во-вторых, дом перестает быть домом, мозг привыкает работать в этом помещении и в нем становится сложно отдыхать. В-третьих, находится все время в одном помещении просто демотивирует. Мы пришли к тому, что необходимо снимать студию для нас двоих, для работы. Здесь мы собираемся установить ряд правил: заканчивать работу в определенное время; в конце дня делать некую рутину, позволяющую понять, что рабочий день окончен и отключать мозг от обдумывания рабочих моментов; посреди дня часто выходить на улицу, делать сеансы сосредоточенной работы и отдыха, а также не работать дома и попытаться даже (ишь чего захотели) не работать в выходные!

Мне кажется, когда люди занимаются дизайном, из-за насмотренности, опыта, знаний, у них вырабатывается хороший вкус, и не только касательно графического дизайна. В частности, из-за понимания правил композиции мы вдвоем любим просторные, минималистичные интерьеры с большим количеством «воздуха», знания взаимосочетания цветов позволяют комбинировать одежду и текстиль дома, мы любим качественную натуральную еду, хороший, свежеобжаренный кофе. В целом, через дизайн формируется вкус, который позволяет отличить хорошее от плохого далеко за рамками лишь дизайна. Мне кажется, что дизайн — это отличный трамплин для всестороннего улучшения качества своей жизни, и так здорово, когда человек рядом с тобой может понять и разделить эти идеи!

У нас есть еще кое-что для вас

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: